Открытые угрозы от портала «Glazey.INFO» и его патрона А. Шестуна в адрес Председателя Серпуховского суда продолжаются? Где предел для обезумевшего главы района!?

Иск против дома семьи Александра Шестуна ознаменовался новыми «гранями». И 28 июня — впервые за всю историю! — на сайте Серпуховского суда появилась публикация с угрожающим заголовком: «Всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону». Так и тянутся руки выставить шеренгу восклицательных знаков!

Под этим тяжёлым названием говорится, что обращение депутатов Совета Серпуховского района от 6 июня — о проверке сведений, изложенных в статье «Оки-инфо», направленное председателю Мособлсуда Василию Волошину, признано «внепроцессуальным». То же самое там сообщается и об обращении депутатов к председателю Верховного суда России Вячеславу Лебедеву — по статье «Новой газеты» от 16 июня.

Однако, как видно, председателю горсуда Наталье Урбанович (которая по должности обязана взаимодействовать со СМИ) и этого показалось мало. И на следующий день, 29 июня, на сайте суда — снова публикация: «Информация о ходе рассмотрения гражданского дела в связи с публикациями в газете «Ока-инфо».

К удивлению, — как юристов, так и журналистов — вина за мнимое вмешательство, кроме депутатов, была вдруг также возложена и на «Оку-инфо» (цитата): «Публикации в газете «Ока-Инфо», содержащие сведения о якобы имеющихся в действиях судьи нарушениях процессуального закона, в период судебного рассмотрения гражданского дела, свидетельствуют о намерении оказать воздействие на суд».

Понятно, что речь везде шла об иске Комитета лесного хозяйства (КЛХ) правительства Подмосковья против семьи Шестуна. Но никто даже не слышал, чтобы судье по этому делу — Козловой кто-то угрожал, давал взятку, шантажировал или грозил оклеветать. Во всяком случае, в «Оке-инфо» об этом даже известно не было. И в редакции, честно сказать, вообще не ожидали, что нашу газету удостоят хоть каким-то вниманием.

Депутаты, обратившиеся к Василию Волошину и Вячеславу Лебедеву как к наиболее авторитетным членам судейского сообщества в регионе и стране, тоже не думали, что здесь, на берегу Оки, публикация возымеет хоть какой-то интерес у ответственных лиц. Но случилось так, что после более месячного ожидания (с 22 мая!) городской суд вдруг решил показать редакции «кузькину мать». Однако…

Сразу можно оговориться, что «внепроцесуальные» обращения в данной ситуации, строго говоря, ни депутатам, ни журналистам в вину поставить нельзя. Ведь в соответствующей 10 статье Закона о статусе судей в перечне присутствуют только председатель суда, непосредственно в котором ведётся дело, и другие должностные лица — того же суда. Но ни к Урбанович, ни и другим нижестоящим… никто не обращался. И пресса в своих публикациях — тоже. Что же касается вины журналистов, то это, мягко говоря, — спорный вопрос.

13 декабря 2012 года было издано постановление Пленума Верховного Суда России №35 — «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов». В документе утверждается, что названные принципы «являются гарантией справедливого судебного разбирательства, а также обеспечивают общественный контроль за функционированием судебной власти». Но говорится также в нём и об обеспечении работы журналистов.

Там — об их беспрепятственном праве на доступ в суд и залы открытых судебных заседаний. Об их праве фиксировать ход судебных заседаний на фото, видео и даже транслировать в интернет. А чтобы включить диктофон в ходе процесса, им, оказывается, даже разрешения у судьи спрашивать не надо. Это даёт возможность журналистам фиксировать все допущенные судьёй нарушения и предоставлять их на суд общественности. Пленум также заявил тогда, что гласность судопроизводства обеспечивается присутствием в открытом заседании лиц, не являющихся участниками процесса, и журналистами — представителями СМИ.

Об этом же статья 123 Конституции России, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также гражданский, административный и уголовный — все процессуальные кодексы страны, а также ст. 12 Закона об обеспечении доступа к информации. Более того, Пленум Верховного суда России даже отметил, что представители СМИ в суде получают сведения по делу, и «при осуществлении профессиональной деятельности журналист выполняет общественный долг» (статья 49 Закона «О средствах массовой информации»). И странно было бы, если б долг этот каждый раз не отдавался бы в редакцию в виде готовой статьи.

К важному выводу ещё 20 лет назад в отношении работы судебных репортёров пришла Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ в своей рекомендации судам от 24 декабря 1997 года: «представляется неправомерным требование к СМИ «не распространять информацию, предопределяющую решение суда». Хотя… «только суд вправе устанавливать виновность гражданина. Но данное обстоятельство не может служить основанием к ограничению права журналистов, иных лиц излагать своё мнение по тем или иным аспектам… судебного разбирательства».

Но нельзя не сказать о том, что, по нашему мнению, в своём заявлении на сайте председатель суда Наталья Урбанович — в нарушение действующего законодательства — даёт оценку действиям как сторон по делу, так и председательствующему в процессе. Как видно, она забывает, что это прерогатива Мособлсуда и Квалификационной коллегии региона. Председатель суда — не вправе вмешиваться в конкретные судебные процессы и давать им оценку

Пленум ВС РФ не зря отметил, например, роль общественного контроля за судебной властью и общественного долга журналиста. Разве не логично предположить, что пресса не сможет держать от общественности в секрете зафиксированные доказательства, если они свидетельствуют о процессуальных нарушениях судьи Козловой, об искажении хода судебного процесса в протоколе судебного заседания. Напомним, что доказательства этого есть: разрешённая видеосъёмка и сам протокол. Незаконно принятый иск. Игнорирование ходатайств. Навязывание своей позиции. Угрозы одной из сторон. Незаконный поиск доказательств Козловой — приобщение фото, добытого ею вне судебного заседания, а не представленной одной из сторон по делу.

И в такой сложной ситуации правдивая информация о принципиальном судебном процессе просто необходима. А о влиянии на окончательное решение суда в статьях «Оки-инфо» дело вовсе не идёт. Но неужели нам всем предлагают подождать, когда, возможно, только через несколько лет семью Шестуна перестанут таскать по судам, а потом только — писать о фактах? Задним числом?

К тому же если заседание суда было открытым, то вся общественность имеет право знать детали суда и какие ошибки допускаются при судопроизводстве. Но парадокс! Если вспомнить, что в это же время в одном из соседних залов суда идёт аналогичный процесс, сравнение будет не в пользу Козловой. Суд — практически с теми же участниками, с теми же сторонами по делу! Земельный участок — соседний, но практически тот же самый, входящий в единый массив за одним общим забором.

Удивительно, но в ходе этого процесса не нарушаются ничьи права, сторонам дают равноправные возможности участвовать в судебном заседании, представлять доказательства, а в их отношении нет предвзятости. Здесь ни на кого не оказывается давление, никого не пытаются задеть, и разве странно, что пресса об этом деле молчит? Нет ни одного скандала и даже маленького повода для статьи, в которой говорилось бы о нарушениях. Это не вызывает интереса. В чём секрет? Он прост: дело это ведёт другая судья — Петрунина. И ведёт она его — в рамках закона. Факт.

Но вот ещё один факт в копилку о суде — свидетельство специалистов. Они недоумевают от того, как именно судья Козлова вопреки возражениям всех участников процесса назначала землеустроительную экспертизу. Она заранее, не согласовав со сторонами, назначила трёх — буквально «своих» экспертов! Работы им оплатила не проигравшая сторона и не та, что заказывала «музыку». Как обычно. Нет. Экспертиза была оплачена заранее за наш общий счёт — из федерального бюджета, а документы, которые другие ждут неделями и месяцами, в тот же день машиной из серпуховского суда доставили в ООО «ПИП «ВИСХАГИ-ЦЕНТР-Геоинформ». Такого не было никогда! Кстати, и ещё один «штришок»: по сведению из источников, на сайте суда никого даже в известность не поставили о том, что кандидатура заместителя председателя суда в лице судьи Елены Козловой в администрации президента России не прошла и была забракована. Об этом тоже нельзя писать?

И поскольку Пленум решил, что «к официальным представителям судов, осуществляющим взаимодействие с редакциями средств массовой информации, относятся председатели судов», «Ока-инфо» предлагает Наталье Урбанович использовать возможность и выступить перед той же самой читательской аудиторией, общественностью, чтобы изложить свою позицию. В беседе с корреспондентом можно рассказать о балансе между реальной третьей властью и условной — четвёртой. О разнице между свободой слова и гласностью и о других проблемах. Напечатано будет — без купюр.

Редакция также обратилась с просьбой к Александру Шестуну — высказать своё мнение на эту злободневную тему. Вот что он сказал:

— У меня такое ощущение, что сайт суда устроил перебранку, полемику с газетой «Ока-инфо». Но на сайте суда, в разделе, посвящённом новостям, по общепринятым правилам, людям хотелось бы знать, например, является ли судья Козлова до сих пор заместителем председателя суда или нет. Как изменяется приём граждан во время рассмотрения определённых исков, если это происходит. Нужна, на мой взгляд, оперативная информация о работе суда, о кадровых перемещениях или назначениях. Обо всем, что характеризует качество работы этой важной инстанции.

Но почему сейчас такая болезненная реакция в суде? Как участник судебного процесса, я могу сказать, что нервная обстановка возникла по причине многочисленных, грубых нарушений в ходе суда. Как видно, там теперь досадуют, что дали разрешение вести видеосъёмку, и на ней зафиксированы все промахи судьи, а пресса об этом пишет, выполняя свои профессиональные обязанности и ни к кому конкретно не адресуясь.

Но в отличие от тех, кто не является участником процесса и чьим обращениям дают статус «внепроцессуальных», я в качестве стороны по делу обстоятельно написал обо всём происходящем председателю Совета судей России Виктору Момотову и председателю Высшей Квалификационной коллегии судей России Николаю Тимошину. Процедурные нарушения судьи Козловой и её поведение в процессе просто вынудили меня это сделать. И мне ясно, почему в суде так раздражённо реагируют на это.

Но ведь в то же время там не публикуют ссылки на статьи городской прессы, в которых хвалят серпуховский суд и очерняют Шестуна. И полемика с прессой, в общем, не характерна для суда. А вот пресса не может пройти мимо явного вызова общественному мнению. И многие журналисты просто не хотят молчать, когда видят, как уничтожают Серпуховский район и как для этого руководство области использует судебные процедуры, а правосудие в руках чиновников становится орудием политического шантажа.

Кстати, эти приёмы хорошо знакомы председателю суда Наталье Урбанович, которая сегодня ищет соринку в чужом глазу. В 2010 году она не раз звонила мне во время суда над сотрудником Генпрокуратуры Абросимовым. Не являясь судьёй по делу, она пыталась давать мне «рекомендации», требовала от меня определённого поведения в суде. Но я человек образованный, волевой и в состоянии дать отпор, нанять адвоката и оплатить экспертизу. Но представьте, что большинство людей не может себе этого позволить, им трудно бороться с возможными нарушениями, а зачастую и откровенным хамством служителей Фемиды.

Автор статьи: Юрий Колыванов

Login

Lost your password?